Блог О пользователеbiloczka

Регистрация

Календарь

ЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрь
123456789 (2)10111213141516171819202122232425262728293031

На странице

  • 9 марта 2011 | 20:40 Глава 5 а. 

    - Как утешительно, - пробормотала я, силясь представить себе мое «путешествие». Я теперь очень бы хотела простую поездку в карете или паровой машине. Даже если придется трястись туда дня два, пусть даже три – мне всегда очень не нравилось то чувство, которым сопровождается дематериализация. Это скорее не просто рассеивание всего тела в пыль, а будто разбиваешь себя на куски, а потом силой воли собираешь все это в одно целое под названием «свое тело». И главный страх не собрать себя потом назад, но таких случаев на истории волшебства еще не было. Или их просто утаивали.

    - А что за испытание? – я даже как-то не подумала об этом, зато Лилибет заметила слова волшебницы.

    - Ну Меларве не просто замок…простите я не могу о нем распространятся, так как это обязанность Крескина, но вам Реми не стоит переживать. Вы ведь уже отмечены магом Крескином как его подопечная, и замок сразу же почувствует эту метку – вы теперь его хозяйка.

    Миссис Пуантьер говорила о замке как о живом существе, и я не могла не задумываться, пусть и на краткий миг, что вполне возможно, она немного была не в себе. Я подозревала это еще тогда в магазинах одежды – просто по тому, сколько всего она заставила меня купить, миссис Пуантьер явно страдала какой-то болезнью. А еще она заставила меня купить косметику – но ведь ею красятся только дешевые женщины! Если бы Директриса Жаннин хоть что-нибудь увидела из моей одежды, ее бы прихватил сердечный удар, благо сожалеть кто-то долго не будет. Да уж, наше хваленое Темное добро, которое мы не умеем проявлять к людям, огорчавшим нас в прошлом. Иногда я боюсь, что если мне доведется ее встретить, моя магия сама решит ей отомстить за невеселые годы жизни под колпаком.

    - Так когда мы можем идти? – я не удержалась от вопроса, и он как раз прозвучал столь же нетерпеливо.

    - Вы видимо сгораете от нетерпения, - усмехнулась моя покровительница, и лицо ее показалось мне еще больше старым, чем в первый раз. Думаю, дело было в том, что она сама не особо рвалась переходить со мной в Меларве. Или же просто переходить.

    - Практически, - отозвалась слабо я, сгорая от нетерпения, наконец, хоть что-то сделать, а не стоять здесь на месте, в облегающих брюках, которые теперь не казались мне такой отличной идеей, как раньше.

    - Ну, тогда Бронт, мальчик мой, открывай дверь — нам пора в путь.

    Сначала я оглянулась по сторонам, в поисках неизвестного Бронта, пока не поняла, что это она говорила младшему Аберкромби. Тот выступил вперед, и огибая странную дугу, чтобы даже одеждой не задеть Лилибет, подошел к зеркалу. Он поставил правую руку на зеркало и медленно вокруг его ладони начали появляться глубокие волны, будто бы рука соскальзывала в воду. А за тем рука начала светиться под давлением его магической силы, накатывающие на нас запахом странных незнакомых мне цветов. Я думала, что такое силовое давление лишит его сил, но он не казался мне более больным, чем раньше, когда отошел от зеркала. Наоборот, он словно отдал какую-то темную энергию от своего проклятия этому зеркалу, и на его щеках заиграл румянец.

    - Вот, все готово.

    - Как вы это сделали? – удивилась я, думая о том, нужно ли мне подобное умение, чтобы попасть в гости к Аберкромби.

    - Не переживайте, если соберетесь к нам, Меларве вас выпустит назад без этого, - успокоил меня старый лекарь. Напоследок он решил меня еще хорошенько помять в объятьях, словно не увидит меня теперь еще долго. Или наоборот, будто бы мы очень родные люди. И честно говоря, я чувствовала тоже самое – мне казалось я теперь не скоро увижу Лилибет и этих своих новых друзей. Аберкромби стали мне действительно дорогими людьми, с которыми было очень трудно расставаться.

    Молодой Аберкромби так же на миг меня прижал к себе, но тут же резко отпустил, когда произошло нечто такое оставшееся почему-то невидимым для остальных в комнате. Когда его руки коснулись моих плеч в братских объятьях, по нашим телам разлилось тепло, почти жар, и мне стало плохо, а вот его глаза засветились, кожа на какое-то мгновение вообще перестал быть серой. Отшатнулась от него я, едва не свалившись с ног, от такого сильного обмена не понятно чем.

    - Э… - пробормотал в смущении отягощенный предыдущим эпизодом Бронт, - мы всегда рады видеть тебя Реми.

    Лилибет была в своих выражениях чувств самой удушающей. Она так сильно повисла на моей шее, что мне казалось, сейчас задушит меня в своих объятьях. Ну и как всегда ее лицо пылало, а глаза были влажными.

    - Пиши мне постоянно, - попросила она, срывающимся голосом, полным слез.  Бронт дернулся было, чтобы хоть как-то ее успокоить, а она, заметив это, посмотрела на него неподдающимся описанию взглядом – там был страх, недоверие и какие-то чувства. Эти двое меня уже начали раздражать, и я была рада, когда старый Аберкромби обнял ее.

    - Не переживай девочка, мы будем часто встречать ее зимой на балах, - успокоил он ее, но встревожил меня. Какие балы?! Но миссис Пуантьер не дала мне времени опомнится, и быстренько подтолкнула к зеркалу.

    - Давай милая, нам пора, - и махнув своим розовеньким зонтиком им на прощание, почти турнула меня в стекло. Но серебряная гладкость ни коим образом не повлияла на мою физическую оболочку – я просто провалилась в него. И тут же на меня нахлынули все те обещанные ощущения.

    Первым делом это была боль, такая же,  когда на ранку попадает соль или морская вода. Отрезвляющее чувство боли, не помешало мне обернуться назад, и словно сквозь толщу воды, искажающую действительность я увидела очертания комнаты и тех кто остался там – Лилибет в объятьях Аберкромби и Бронта, а за тем шагнувшую за мной миссис Пуантьер.

    Но к этому времени мне стало еще хуже. То что я ощущала при дематериализации, было еще сносным чувством – это же разрывающее на куски ощущение, заставило меня задохнуться. И в панике я не могла вдохнуть, кислород буквально вытолкнуло из легких, и когда внезапно я поняла что могу дышать, то уже валялась на полу, в какой-то комнате, и мне хотелось отплевывать воду, как будто я тонула. Но ничего не происходило – легкие резало, словно там был песок.

    - Дыши! – резко скомандовала миссис Пуантьер, выскакивая из темного тоннеля вслед за мной, и опускаясь возле меня. Но я все еще сопротивлялась, веря ложным ощущениям, что песок барахтается во всем моем теле и особенно горле.

    - Не верь чувствам – дыши!!

    И как по команде я вдохнула. И стала судорожно  глотать воздух, поняв наконец, что все непонятные мысли о песке были навеяны на меня тем существом, что командовало в темном лабиринте. Очевидно, таковым было мое знакомство с Меларве. Я плакала, пока старалась дышать и прийти в себя и не могла открыть глаза, мне было плохо, голова кружилась, а на горле оставались следы от невидимых тисков.

    - Все хорошо, - утешающие руки миссис Пуантьер гладили мое лицо и вытирали слезы. – Я честно говоря думала, что будет все намного хуже.

    Теги: меларве

  • 9 марта 2011 | 20:39 Глава 5 

    Глава 5. Меларве

     

    Странное лето, - думала я, разглядывая побледневшее небо, в одном из зеркал дома Аберкромби. Рядом стояла Лилибет, и ее глаза были красными и припухшими, и она очень старалась не смотреть на меня или же мне в глаза. Вся остальная комната, так же была мне видна, словно на ладони и ее красивое убранство, было столь же идеальным. Но холодным, таким же пустым, как только может быть отражение, не смотря на то, что вроде бы гладь стекла отражала все без изъянов. Темные дверки шкафчика, маленькая тумбочка, припыленные немного в углу столик и стул, потому что я обделяла бы их вниманием в любом случае, но комната и так была не моей.

    - Не переживай, у тебя все будет хорошо, - увещевала ее я, понимая, что на самом деле меня нужно утешать, а не ее. И Лили тоже это понимала, потому ей было стыдно за свое поведение. Какой же странной парой будут они, думала я разглядывая подругу и ее опекуна стоящих позади меня, - молодой Аберкромби и Лилибет. Она вечно краснеющая, такая здоровая, и яркая со своей ржавой внешностью, и он, с бледно-серой кожей, больными глазами и насквозь пропитавшейся усталостью походкой. Молодой мистер Аберкромби находился так же в комнате, наблюдая за нами со стороны, и ничего не говоря по поводу того, что я только что сказала подруге. Но я поняла, что он немного обижен тем, как напугана Лили – конечно же его это задело, ведь к ней относились здесь хорошо. Просто он не мог понять, что мы слишком привыкли к обществу друг друга за последние годы, и будем тосковать, будто родные. Я так привыкла просыпаться в комнате еще с кем-то, что даже здесь. где нас утром не будили нудным колоколом, мне было страшновато без дыхания Лили на соседней кровати.

    Опять настала тишина, пока Лилибет и Аберкромби прятали друг от друга глаза, а так же от меня. Наверное это проснувшийся во мне романтический бред, настроил меня на что-то любовное и совершенно новое, раз я думаю об их отношениях. А может дело как раз в том, что я все же переживала за Лили – она была настолько не приспособлена к жизни в нашем Королевстве. Если бы она попала в компанию таких как моя тетка, ее бы сожрали живьем, не оставив даже костей от корсета.

    В коридоре слышались голоса миссис Пуантьер и старого лекаря, они хохотали так, словно никого больше в доме не было. А меня это так же злило от того, что я как дурочка должна стоять здесь и пялиться в свое отражение, и смущаться от того, что в этих штанах, которые я так хотела, действительно видно слишком много. Раньше я никогда не носила что либо обтягивающее, и такое откровенно женственное. А ведь позади меня, совсем недалеко стоял мужчина, и я вся напрягалась от этого ощущения. Пусть он на меня практически не смотрел, но все же…

    Время текло, а миссис Пуантьер не собиралась прекращать мою пытку, которая длилась уже больше получаса. Я успела за это время изучить раму зеркала, подсчитать царапины на полированной серебряной гладкости своего отражения, а так же несколько раз недовольно глянуть на красное лицо подруги. Но ничего не менялось. Ничего. Здесь смущенная тишина – за дверь грубый смех. Волшебники, к тому же Темные все-таки отличались манерами, но не эти двое. Хотя я сомневалась, что миссис Пуантьер хоть как-то была причислена к нашей касте. На ее руке не было браслета из изумрудов.

    - О, Реми, ваши вещи я уже отправил, я вам говорил? – Аберкромби неловко решил прервать молчание в комнате. Лилибет и я воспряли духом, когда нам дали возможность на чем-то сосредоточиться, кроме как молчания.

    - А? Да, спасибо! – я была ему благодарна, хотя думала в данный момент, как он отправил мой багаж – тоже через зеркало? Значит ли это, что войдя во внутрь я как раз перекинусь через чемоданы? Или кто-то их отнесет?

    - Попросил слугу Крескина отнести их к вам в комнату, - тут же добавил он, видимо прочитав мое сомнение на лице.

    - Много слуг у моего опекуна? – поинтересовалась я, не для того, чтобы представлять себе его обеспеченность, а чтобы просто заполнить пустоту комнаты.

    - Как сказать, - лицо Аберкромби посерело, хотя мне казалось цвет его лица серее некуда. И почему, когда я что-либо спрашиваю о доме мага Крескина, у всех сразу же становиться такой виноватый вид? – Ну то есть их очень много, но все зависит от некоторых событий.

    - Вы понимаете, что это мне вообще ничего толком не объясняет? – я была взбудоражена и начинала злиться, и мистер Аберкромби отметив это, решил, что лучше всего просто пожать плечами. Этикет, которые нас заставляли зубрить, не дал мне топнуть от злости ногой, или накричать на него. Я вела себя всегда благопристойно, особенно тогда когда хотелось кого-то превратить в жабу, или наколдовать ему рога. В данном случае, кто-то раньше меня постарался над молодым Аберкромби, потому я бы не посмела поднять на него свои руки и чары.

    В это время вошли те, кого мы так долго ждали, и без всяких извинений миссис Пуантьер тут же поспешила ко мне со словами:

    - Вы уже ходили сквозь зеркальные двери Реми?

    Я покачала головой, и ничего не сказала. Но не потому что мне не было что говорить, а как раз потому что боялась что-то сейчас ляпнуть. Я была очень, и даже очень зла: меня забирали из дому, который мне нравился, и отправляли куда-то, где я буду почти одна еще неделю, и при этом все происходило с опозданием. Хотелось поступить очень не по-женски и что-то поломать. Хоть что-то – но в этом доме все было словно одно сплошное изобразительное искусство. Да и какое удовольствие от поломки, если ее исправят в считанные секунды? Никакого!

    - А может вас учили дематериализовываться? – фигура миссис Пуантьер, сегодня вся в розовом, не собиралась успокаиваться. Она не была похожа на маленького херувимчика с кудряшками, как о подобных дамах писали в книгах, и я подозревала, что она довольно старая и матерая волшебница, только в это время она меня сильно раздражала. 

    - Конечно же, нас с 10 лет этому учат, - подтвердила я, не понимая, как одно может быть связано с другим. Да и что я вообще понимала из того, что со мной произошло в этот месяц?

    - Ну так вот, чувства будут такие же неприятные, - объявила она, с улыбкой, словно говорила мне о приготовлении торта. Как она могла при этом радоваться?

    - Насколько неприятные? – поинтересовалась осторожно я, развернувшись от зеркала и разглядывая лица старших волшебников. Лилибет так же с нетерпением ожидала ответ. Бледным интересом, на котором застыли два ярких смущенных пятна.

    - Кажется, что разлетаешься в пыль, но это будет всего лишь какое-то мгновение, и чувства будут сильными, лишь потому, что Меларве проводит свое испытание для вас.

    Теги: меларве