Блог О пользователеbiloczka

Регистрация

Календарь

ЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрь
1234 (3)5678910111213141516171819202122232425262728293031

На странице

  • 4 марта 2011 | 20:10 Глава 3 б. 

    И я не посмею применить против него свою силу, к тому же, как будут относиться люди в приходе, к тому, что жена священника ходит с изумрудным браслетом на руке? Как будут тогда они ее любить? Тетка просто не понимала, что это был неподходящий вариант.

    Я вышла из комнаты и побрела назад в свою, хотя брела я лишь первых пару шагов, пока по спине не прошелся сквозняк от окон – чтобы не замерзнуть, стоило пробежаться. Конечно же когда я оказалась в своей комнате, Лилибет очень удивилась увидев меня растрепанной и задыхающейся.

    - Что случилось? – встревожилась она, подумав, что за мной кто-то бежал. Я рассмеялась на ее глупое предположение, и совсем не элегантно плюхнулась на кровать и все ей рассказала. И если я думала, что она скажет будто мой отказ это глупость, все вышло наоборот. И я очень сильно изумилась.

    - Что вдруг для тебя изменилось? – тут же поинтересовалась я, следя за тем, как ее руки проворно скатывают очередное платье.

    - Для меня ничего, - пожала плечами она, и я была склонна поверить ее ржавым честным глазам. – Но ведь ты не я. Для меня лишение магических способностей могло бы стать великим даром, а для тебя полной смертью. Ты не такая как все…и хотя ты думала, что я не знаю…но всегда знала насколько ты сильна. Всегда, даже когда ты терпела насмешки остальных девочек по этому поводу, я это знала.

    Ее слова стали для меня откровением, и все же я покраснела от стыда. Ведь я всегда могла доверять Лилибет, но почему-то так и не доверилась относительно своей силы.

    - Прости, просто моим первым учителем был отец, и он постоянно твердил нам с Родри быть осторожными, но он был слишком мал чтобы это запомнить, а вот я хорошо выучила его урок. Родри на хорошем счету в школе, и он станет учеником мага Крескина хотя его и до этого времени многие волшебники разглядывали на такую роль. А что бы стало со мной, узнай кто либо, какая степень волшебства у меня? Думаешь, меня бы оставили в покое? Нет, ведь я женщина, - последнее я произнесла с горечью в голосе.

    Лилибет сочувствующе посмотрела на меня, и она хотела что-то сказать. Но в дверь раздался очередной стук, и все та же девочка передала мне послание. На ее лице было написано, что она не мой личный секретарь, и дверь тут же закрылась, стоил мне перехватить из ее рук, капсулу из пневмопочты.

    - Да что сегодня за день такой?! – пробормотала я себе под нос, хотя ни к кому конкретно не обращалась.

    - Кажется среда, - Лилибет и не думала шутить, воспринимая мой вопрос буквально. Я смерила ее хмурым взглядом – иногда, если ты умен, а твои друзья не столь равны тебе, это злит.

    Вытащив пергамент из капсулы, я ощутила легкий барьер защиты в виде восковой печатки. Даже не дотрагиваясь до нее, я вскрыла печать, и она с хлопком исчезла с письма, и очутилась, как я знала в моем шкафу. Таким вещами не разбрасываются, и если человек присылает тебе таковой знак уважения, стоит приберечь его магию.

    - Уф, - при виде этого Лилибет вздрогнула, но раз она действительно догадывалась обо всем, что я умею так к чему же теперь ее укор?

    Письмо как я и догадывалась было от мага Крескина. Не то чтобы я действительно рассчитывала его получить, но все же надеялась. Особенно после его разговора с теткой Конни он должен хотеть получить разъяснения. Думаю пока он с ней общался ему предстояло немало неприятных минут – даже когда я была маленькой она могла кого угодно доводить до белого каления, и я это помнила. Больше всех после разговора с ней дурела мама.

    Но он меня удивил. Это он писал мне, чтобы предупредить о возможном появлении тетки, и предупреждал не принимать никаких ее предложений, прежде чем он не поговорит со мной лично. А это случиться вечером, он ненадолго появиться в школе. А также он просил не слушать никаких других возможных гостей, которые могут появиться.

    Лучшего момента было не найти, чтобы в дверь опять постучали. Снова появилась девочка, дежурившая на этом этаже, и она меня уже начинала ненавидеть.

    - Реми, к тебе опять посетитель – мужчина. Директриса ждет тебя внизу.

    Я кивнула ей, и спрятав письмо себе за пазуху, кинула непонимающий взгляд на подругу, а за тем вышла в коридор. Снова меня ждала дорога к комнате на первом этаже. Там меня действительно поджидала Директриса, и лицо ее так и говорила о том, что я как всегда ей мешаю. Так как нам не позволено было оставаться с мужчинами извне наедине, если это не наши опекуны, она была обязана присутствовать, или хотя бы ждать под дверью.

    Я даже не стала делать вид, будто мне стыдно, что я отрываю ее от дел, и потому присев перед ней в реверансе, прошмыгнула в дверь комнаты. Что ж, одно было хорошо, она следом не последовала, значит, это был кто-то кому можно доверять.

    Итак опять не уютная темная комната, очень надеющаяся стать таковой, или точнее надеялся некий творитель, который хотел чтобы оно так выглядело, и снова в комнате сидит некто, кто жаждет со мной поговорить. Я несмело ступила в неполную темноту освещенную редкими электрическими лампами, так как на этом в школе экономили, даже спустя сто лет, как появилось в домах электричество, королевство не считало его слишком то и важным. И теперь у же не могла застрять в двери, как сделала это когда говорила с теткой. Извне стояла Директриса и я теперь не смогу позволить себе быть грубой, а тем более не воспитанной.

    На кресле, где до этого сидела бабушка, расположился респектабельный старый человек, хотя возможно и маг, в этом я не была бы так уверена. Его голова напоминала львиную гриву, так как поседевшие в некоторых местах волосы, стояли бы дыбом, если бы их не старались причесать назад. Густые бакенбарды, переходили в косматую бороду, но все де довольно ухоженную, и в ней скрывался рот посетителя. А вот усов у него не было, хотя они так и просились на добросердное лицо старшего человека, человека пожилого. Но если он был магом, то уже мог доживать не первую свою сотню, при таком внешнем виде.

    Я присела перед ним в реверансе, стараясь казаться вполне воспитанной девушкой, которая и понятия не имеет, кто это такой хамил тетке час назад в этой же комнате.

    - Здравствуйте, мисс Евандер. Думаю, вы меня не помните? Ну конечно же, когда я видел вас в последний раз, вам было не больше 7 лет. Как ваш брат, Родри?

    Голос волшебника, а это точно был человек с недюжимы способностями, которые проявлялись в его голосе и манере поводить рукой при разговоре, начал меня убаюкивать с первых его слов. Я знала, что это магия, чувствовала ее, и все же не сопротивлялась его силе. Все же после болезни я была слишком слабой, чтобы иметь возможность противиться такому могучему дару к волшебству. И при этом что-то мешало ему полностью подчинить меня своим словам, это я так же чувствовала и видела в его нахмуренных бровях.

    Теги: меларве

  • 4 марта 2011 | 20:09 Глава 3 а. 

    Тетка аж поперхнулась при этих словах, бабушка все так же сохраняла пассивность, словно здесь присутствовало лишь ее тело, а не она сама. Или может она была больна каким-то старческим слабоумием?

    - Не дерзи. Вас здесь что совершенно не учат манерам?!

    - Это тюрьма, а не школа. – жестко отозвалась я. – Для детей Темных. Если помните. Мы ведь столь опасны…

    Ей не нравилось, с какой наглостью я говорю, но упоминание о моей темноте ее напугало. Видимо она думала у меня не поднимается рука на собственную тетку, и тут она, конечно же не ошиблась, только откуда ей было это знать?

    - Не смей со мной так говорить, ты маленькая дерзкая девчонка. Хорошо что твоя мать не дожила до того времени когда ты превратилась в жуткого ребенка.

    - Я уже не ребенок, - твердо сказала я, не пытаясь ее в этом убедить. Мы взрослели здесь быстрее, чем хотелось бы. И словами о матери она не заставила меня устыдиться своего тона и своих манер. – И мама бы не удивилась – мы характером пошли в отца. Евандеры всегда были сильными и слабость Конноров нам не ведома.

    - Меня не интересуют твои слова. Ты поступишь так, как я тебе скажу, и хватит глупостей. Твой жених приедет, как только ты дашь согласие.

    - Нет, - в очередной раз твердости в моем голосе стало побольше. О, я ужасно боялась всего того, что меня ждало в замке Меларве, о том о котором боялись говорить даже волшебники, называя его рассадой зла, но и становиться женой священника в угоду семье матери я не собиралась. Даже все сплетни рассказанные девочками не могли меня напугать так, как полное лишение меня магии. Я совершенно не представляла, что меня ждет, если я стану под опеку Крескина. Но я довольно точно могла представить какой будет моя жизнь в доме благопристойного священника, каждодневно прочищающего мне мозги о крови Темных. Никакой магии, никакой воли и постоянный контроль – с таким успехом лучше никуда не выходить за стены школы. Различий почти бы не было. Поменять одно убогое серое жилье на другое, и один угрюмый бесцветный мир на другой, здесь бы не было перспективы.  Я просто сойду с ума, как и мама. Это достоверный факт.

    - Я остаюсь под опекой Крескина, и изменю мнение, только в случае если маг сам откажется от меня.

    Говоря последнее, я смутно понимала, что это и может быть слабым звеном. Как только он поймет, что может сбыть меня с рук первому встречному, то наверняка так и поступит, но реакция тетки на мои слова, меня вдохновила.

    - Он сказал в точности, что и ты. Ты должна отказаться сама, а если нет, ты остаешься под его опекой. Он посмел разговаривать со мной, даже не смотря на меня! А ведь я жена не последнего человека в государстве! – видимо гнев тетки помог мне узнать настоящий ответ мага Крескина, а иначе она бы мне солгала. Я не сомневалась в этом.

    - Ну, значит вопрос решен – я остаюсь под его опекой. Пусть священник ищет себе другую жену, даже может поискать здесь, в интернате много таких кто будет рад, чтобы ему прочистили мозги. Но это буду не я!

    - Глупая дурочка! Ты такая же гордячка, как и твой отец. Но только посмотри, что из него это сделало! И где он теперь? Он мертв! – она сказал это торжественно-загробным голосом, словно творила прорицание, и глаза ее при этом почти так же загорелись. Лицо исказилось стирая полностью всю привлекательность которую она все еще умудрилась сохранить до этого возраста. Она была похожа на змею – и ее раскрытый рот, так же напомнила ядовитую пащу.

    - И все же я остаюсь при своем мнении.

    Я оставалась твердой внутри как гранит. Не такой я видела свою первую встречу за многие годы расставания с родственниками. И все же стоило ожидать чего-либо подобного. Единственное что меня задело так это лицемерие тетки – ведь она была когда-то влюблена в отца, и она же познакомила его с моей матерью, а своей сестрой. С какой ненавистью она теперь говорила о нем, словно именно этого она и ожидала от него всегда и потому лишь не выбрала его.

    - Пойдем мама, она еще глупее, чем мы думали.

    Не без труда старушка поднялась на ноги, и мое сердце на миг непривычно сжалось, так как она была совершенно немощной, а когда проходила мимо меня почти потянулась ко мне, произнеся:

    - Мэста…

    Так звали мою мать, и видимо бабушка подумала, что я это она.

    - Нет, мама, ее уже нет. Это Реми, а не Мэста.

    Без прощания тетка увела бабушку прочь из комнаты, а я осталась ненадолго здесь. Я задержалась, чтобы обдумать только что произошедшее в тишине. Горько было увидеть их двоих при таких обстоятельствах, особенно когда тетка была настроена так враждебно. Враждебна не то слово, словно я нанесла ей личное оскорбление. В последнее время стало слишком много женщин, которые меня ненавидели.

    Я понимала обеспокоенность благородного семейства, к которому принадлежала, но не собиралась подчиняться их воле, только потому, что им так будет удобно. Разве и я сама не беспокоилась по поводу приличий, не боялась мага, в том смысле, что будет за жизнь у него в доме, и все же это были предрассудки. А вот жизнь с самым что ни на есть благопристойным священником может быть хуже любой инквизиции, о которой я читала в старых книгах.  Несомненно, найдутся такие, кому это покажется чем-то привлекательным – милый домик в деревне, приход с добрыми людьми, вечерние службы на которые я любила ходить, но! Остается одно большое но — а не будет ли эта картинка хуже любого ада? Каким он окажется человеком на самом деле? И я не посмею применить против него свою силу, к тому же, как будут

    Теги: меларве

  • 4 марта 2011 | 20:08 Глава 3 

    Глава 3. Посещения

     

    Лилибет уезжала. Она, не смотря на все свои тревоги стала под опеку лекаря – болезненного вида мужчины, который по словам Главной волшебницы должен был выбрать меня. Я не видела что было, и как это случилось, но почти все время красные зеницы подруги говорили о том, что она находиться в непрерывном возбуждении.

    - У него свой дирижабль, - в который раз заявила она, складывая свои вещи в один из громоздких сундуков, что выдавались детям уходящим отсюда. – И машины. И еще его отец всегда мечтал о дочери потому они, и решили взять кого-то под опеку.

    - Это ведь хорошо, - я потрепала слабо подругу по руке, так как сил во мне было как в немощном котенке, после болезни. Я все еще оставалась малопривлекательной, но кожа начинала постепенно возвращать свою белизну, глаза сизоватость, а волосы опять прилежно виться, как им прикажет моя сила. – В первое время мне это представлялось как легализованный рынок невест, или и того хуже легализованная проституция. Ты ведь подумай, мы целиком в их власти.

    - Не люблю когда ты говоришь о подобных вещах, - скривилась Лилибет и ее глаза вернули свой обычны ржавый цвет. Она немного успокоилась. Видимо опущенная на землю моими словами, и тут же села рядом на кровать. Скрипящая сетка  прогнулась под нашими телами, и казалось вот-вот прорвется не выдерживая такой силы. В комнате стояла еще одна такая кровать – моя, и нехитрый гардероб. В углу примостился умывальник, ну а под окном стол, и два стула один напротив другого. Стены были белыми, чистыми, как и должны быть в девичьей комнате, но мебель портила впечатление – создавался вид тюремной камеры. Занавески на окнах это подтверждали – парни рассказывали нам, что их привезли из какой-то мануфактуры, где работали заключенные.

    - Я просто делюсь с тобой своим мнением. Вряд ли в доме мага Крескина у меня будет удовольствие общаться с женщинами. Ну, если только слухи о его похождениях правда. Тогда каждую ночь в доме будет новая…леди. Или она уже не будет после такого считаться леди?

    Лилибет смущенно захихикала краснея, как она это любила, и ударила меня по руке, словно я сказала вопиющую пошлость. Я же лишь выражала свои опасения, так как за прошедшие три дня, все школьные девочки спешили мне сообщить, что я собираюсь в логово самого развратного волшебника на земле, и в скором времени, он может не только стать моим опекуном, но и кем-то большим. Хотя как я понимала, они и сами толком не знали, что это такое должно значить. Но девочки упорствовали и где-то после 50-ой, я перестала сопротивляться и смирно выслушивала все их настановления, а они лишь качали головой думая, что я просто уже смирилась с такой участью. Какие смешные!

    - Как тебе твой опекун? – спросила я, так как Лилибет тоже удалось с ним пообщаться в тот день.

    - Странно. Он кажется таким больным, что смотреть на него без слез трудно. Как же его отец не может вылечить его? Все время разговора меня терзала эта мысль, а когда мы уже собирались выходить, он слабо улыбнулся и сказал, что пусть меня не тревожит его болезнь. Он видилите собирается еще долго прожить! Ну как такое можно говорить молодой девушке, звучало это так, словно я только и жду, когда он умрет!

    - М-да, но зато он довольно красив, и если ты все же выйдешь за него…

    Теперь покраснели даже волосы Лилибет, так она смутилась, что рассказало мне о многих мыслях подруги. Значит, я совершенно случайно поняла, о чем она все время думает. Как странно!

    Далее мы переговаривались о том, как будем общаться через пневмопочту, или через сны, ведь наверняка дома волшебников будут доступны и открыты  для подобного, в отличие от школы. Но вскоре за мной пришла одна из дежурных учениц, сообщая, что меня ждет посетитель. Я немало удивилась, как и Лилибет, так как за те годы, что я жила здесь ко мне ни разу никто не приходил, даже из выживших знакомых моих родителей.

    - Может это послание от твоего опекуна? – шепотом предположила Лилибет, провожая меня к двери, а я лишь пожав плечами, вышла в коридор. Место для подобных встреч было одно – комната на первом этаже, почти у самой библиотеки – столь же мрачная и холодная, как и весь интернат, но там постарались придать хоть какой-то уют, нелепо смотрящийся с серостью остальных комнат.

    Не зная кто это, я все же поспешила туда. Послание от опекуна было более вероятным, и первое что мне пришло в голову, что он отказывается от нас, и честно говоря, я была бы очень рада узнать подобную новость. За три дня я не услышала о нем ничего хорошего. Особенно настораживала история о его пропавшем брате. Но разговоры о чем-то большем так же не предвещали ничего хорошего. По слухам Крескин развлекал себя тем, что разбивал женские сердца. Девичьими тоже не брезговал. Хотя тот человек, что предстал перед нами три дня назад, даже ни одного взгляда не кинул на хорошеньких школьниц. Как то это не вязалось с моим представлением о нем, выходящим из слухов.

    Когда я оказалась перед еще одной граненной грубой дверью, я почти уже верила что это посланник, но каково же было мое удивление, когда я увидела двух женщин – одну уже немощную старушку, а другую, все еще красивую женщину лет 50, и я узнала их почти тут же. Хотя и видела в последний раз 10 лет назад. Они были одеты изысканно и по модному, даже старшая женщина. На них были корсеты украшенные цветами, и не слишком длинные спереди пиджаки, которые заканчивались на спине длинными фалдами. Насколько я знала, теперь было так же модно носить безкорсетный тип платьев, когда треугольник на груди вырезан, и талия перехвачена поясом, а плечи закрыты, и никакого кринолина или тюрнюра. Но эти две женщины все еще чтили моду, появившуюся 100 лет назад, и почти не изменившуюся с этим временем. Они очень вписывались в сухую неестественную обстановку комнаты, которая только казалась на первый взгляд уютной. Они тоже на первый взгляд казались милыми женщинами. Но взгляды женщины помоложе не предвещали ничего теплого.

    - Проходи Реми, мы тебя ждем, - нетерпеливым тоном заявила та, что помоложе, очевидно моя тетка Конни, а рядом с ней сидела бабушка Мейс.

    - Для чего? – и хотя я пыталась говорить вежливо, голос мой был холоден. Я так и не сдвинулась от двери, желая тут же уйти отсюда.

    - Мы с твоей бабушкой хотели бы поговорить с тобой. – тон стал мягче. Но это было обманчивое впечатление. Семейные сизо-голубые глаза тетки пригвоздили меня к месту и в то же время заставляли подойти ближе. Бабушкины глаза столь же ясные как я их помнила так же вперились в меня, но без особой злости. Неспешно я прикрыла дверь, и подошла к ним, и то лишь, чтобы узнать ради чего они заявились. За время нашего пребывания в интернете от них не было ни весточки, значит, причины были весомые. И наверняка они касались опекунства.

    - Итак? – не выдержала я, и глаза тетки тут же злобно сузились, словно ей хотелось залепить мне пощечину, но она все же сдержала себя. Я ответила ей равнодушным взглядом, потому что не боялась ее. Я могла за себя постоять так, как не смогла бы она.

    - Мы хотим, чтобы ты отказалась от опекунства мага Крескина. Я, бабушка и вся наша семья. Это недопустимо жить с этим мужчиной в одном доме, это просто неприлично в конце концов.

    - А что, есть предложения получше? Куда мне идти когда исполнится 18 лет. В последние годы вы не слишком-то проявляли участия к моей судьбе, не говоря уже о Родри.

    - Мы хотели предложить тебе замужество с одним священником, это хорошая партия, и он будет очищать тебя от твоей темной наследственности.

    Когда она говорила о моей темной наследственности, ее губы презрительно дергались, словно она пробовала грязь этими губами. Я улыбнулась в ответ.

    - Ну что ж, хороший вариант. Очевидно, что этот вариант отвергает возможность проявления моей магии в доме?

    Теги: меларве